Не могу понять мужа подал на развод но домой приходит

Поделиться Распечатать Татьяна Ткачук: Жизнь складывается так, что многим из нас доводится расставаться с тем, кто еще недавно был нам близок и дорог. Больше всего в такой ситуации страдают дети разводящихся супругов. Об этом мы и будем сегодня говорить с Анной Варга, президентом Общества семейных консультантов-психотерапевтов, заведующей кафедрой в Институте практической психологии и психоанализа. Анна, давайте начнем вот с чего. Какие признаки указывают на то, что мы имеем дело с эмоционально незавершенным разводом?

Купить рекламу На развод во многих странах чаще подают не мужчины, а женщины. В этом нет ничего удивительного. Традиционные представления о женской роли предписывают ей обязательно выйти замуж. Мы поговорили с женщинами, которые выбрали свободу и неизвестность вместо неудачного брака — о том, как они это сделали и что чувствовали потом.

Развод: тот, кто хочет сохранить семью, должен бороться до конца

Поделиться Распечатать Татьяна Ткачук: Жизнь складывается так, что многим из нас доводится расставаться с тем, кто еще недавно был нам близок и дорог. Больше всего в такой ситуации страдают дети разводящихся супругов. Об этом мы и будем сегодня говорить с Анной Варга, президентом Общества семейных консультантов-психотерапевтов, заведующей кафедрой в Институте практической психологии и психоанализа. Анна, давайте начнем вот с чего.

Какие признаки указывают на то, что мы имеем дело с эмоционально незавершенным разводом? Это тот случай, когда, скажем, бывший супруг все время говорит о своей бывшей половине?

Или, наоборот, когда он избегает даже упоминания имени? Что еще? Анна Варга Анна Варга: Во-первых, и то и то. Во-вторых, когда он, например, своих каких-то партнеров, может быть, не серьезных, а случайных сравнивает все время с бывшим супругом. Татьяна Ткачук: Может быть, это просто привычная фраза, и она отнюдь не говорит о том, что это развод, который не завершился до конца?

Анна Варга: Да нет, Татьяна, бывает же так, что эти негативные чувства, например, к бывшему супругу человек не может ему непосредственно выразить, потому что они расстались, и невольно выражает их ребенку. То есть, ребенок получает гораздо больше какого-то негативного отношения, чем это адекватно реальной ситуации. Татьяна Ткачук: Понятно. Юридически расстались — и оставайтесь друзьями. Сыну уже 40 лет через два года будет.

Ну, что ловить-то? Привязанность отпустить. А для чего человеку дан ум? Привязанности, они же все в уме. Душа, она свободна от рождения. Как я это понимаю, все браки заключается на небесах — это же известная истина. При разводе отпустить в уме по-настоящему, но, отдав при этом долги. То есть развод не освобождает от ответственности человека, имущественной как минимум, и моральной, наверное, во вторую очередь. Но душа его свободна всегда, она даже не могла быть по-настоящему в союзе, она не могла раствориться где-то.

И не собираюсь. Чтобы люди разговаривали. У нас не умеют разговаривать друг с другом. Несмотря на то, что даже юридически как-то решен внутренний вопрос в семье, договориться не умеют эмоционально.

Потому что эмоциональная обида остается. К психотерапевту ходить, с психологом заниматься. Понять, наверное, друг друга, почему это произошло, чтобы спокойно разойтись. Вот тогда это дает ему энергию, а эта энергия превращается в эмоцию. Соответственно, они должны либо любить друг друга и по какой-то причине расстаться, чтобы эмоциональность была, или, не знаю, что-то другое.

Вот в этом плане. Татьяна Ткачук: Анна, мне кажется, что самое страшное в ситуации, которую мы сегодня обсуждаем, — это когда человек месяцами, а то и годами переживает прошлые конфликты и обиды как реальные, как происходящие сейчас. Можно ли избавиться от этого ощущения? Анна Варга: Можно, конечно, избавиться, но здесь надо ясно понимать, что часто вот это вот навязчивое переживание прошлых событий, оно функционально в каком-то смысле оправданно.

Это происходит тогда, когда вот такая вот концентрация на прошлых обидах в каком-то смысле условно выгодна. Например, когда человек боится, что в новых отношениях он тоже потерпит неудачу, и каким-то задним чувством, холодком в спине чувствует, что он уже тогда с этим точно не справится, и боится тех страданий, которые он предвосхищает.

В принципе, это хорошо известная конструкция, которая избавляет человека от риска новых близких отношений. Потому что, конечно, новые близкие отношения — это эмоциональный риск: может быть очень хорошо, а может быть опять больно. Татьяна Ткачук: Анна, для того чтобы какие-то новые отношения успешно сформировать, наверное, нужно понять и простить, как сказала одна из опрошенных женщин. И понять, в том числе, что никто никому до конца жизни не принадлежит, что каждый должен нести свою долю ответственности за то, что произошло, за то, что семья развалилась.

Каждый должен быть благодарен другому за то хорошее, что было. Это все в идеале. Как это сделать, если у одного из бывших супругов уже складывается какая-то новая жизнь, и она удачна, а у другого — никак не складывается? Вот этому другому как быть? Анна Варга: Я бы ваш вопрос разбила на две части. Но первый шаг в этом процессе — это простить себя. Как возникает вот эта травма развода, или эмоционально незавершенный развод? Чаще всего, она бывает у человека, который не был инициатором развода, которого оставили, и он вот эту ситуацию, во-первых, переживает как некое унижение, оскорбление, отсюда обида.

А во-вторых, у него есть еще какое-то такое подозрение, а иногда и просто четкая уверенность, что если его оставили, значит, он не хорош, значит, с ним что-то не в порядке, то есть страдает очень его самооценка.

Это вообще такая типичная структура переживаний жертвы. Это бывает и при эпизодах какого-то насилия, и вот, например, при эмоционально незавершенном разводе. И здесь очень важно, чтобы человек отделил свою самооценку от тех событий жизни, которые с ним происходят. И простил как бы себя, например, за те поступки, которые он в процессе развода совершал.

Потому что многие ведут себя довольно неприглядно, когда начинаются конфликты… Татьяна Ткачук: Анна, то есть, иными словами, человек на каком-то этапе должен себе сказать: в том, что меня оставили, я не виноват, я здесь не при чем? Анна Варга: Да. Татьяна Ткачук: Но ведь это же неправда!

Анна Варга: Нет, в том, что меня оставили, есть и мой вклад, но это не потому, что я был плохой, а это потому, что мы оба вели себя неправильно. Но я — как человек — как бы не при чем. То есть, у меня есть достоинства, которые не пострадали, и есть люди, и найдутся, безусловно, которые их оценят. То есть я не стал хуже от того, что меня оставили. Татьяна Ткачук: Итак, вы говорите о том, что очень важно отделить самооценку от событий, сопутствующих разводу, и от самого факта развода.

Прошу вас, дальше. Анна Варга: Если человек завяз как бы, утонул в этом горе-злосчастье, тогда, конечно, надо идти за посторонней помощью. Если есть какие-то симптомы депрессивные, когда, допустим, нарушается сон, тяжесть в груди, человек теряет в весе — это точно не надо терпеть, это надо прямо бежать спасаться. И надо сказать, что такого рода депрессивные расстройства снимаются очень нетрудно. Там был у вас, Таня, вопрос, который я на две части поделила, и вторую часть забыла.

Как быть тому самому человеку, у которого вот эта новая жизнь никак не налаживается? Анна Варга: Вот, значит, первый момент — ему надо простить себя.

У меня, например, был такой случай, когда себя простить не могла женщина, у которой как раз все отлично складывалось. Она от одного своего мужа ушла к своему следующему мужу, и брак этот оказался очень счастливым, но сохранился от первого брака ребенок. И этот ребенок, по мнению моей клиентки, очень в каких-то своих проявлениях напоминал ей первого мужа. В общем, какой ребенок не разбрасывает вещи?

Татьяна Ткачук: А ей казалось, что он разбрасывает их так же, как разбрасывал отец. Татьяна Ткачук: То есть злостно разбрасывает.

Анна Варга: Злостно, да, злонамеренно разбрасывает вещи. И там много было такого рода, собственно, вещи — это самые невинные такие претензии были к ребенку. И ей, собственно, приходилось развивать такую систему обвинений своего бывшего мужа, чтобы оправдать те некрасивые поступки, которые она совершала. И когда вот это чувство вины удалось снять, тогда, собственно говоря, и ребенок получил послабление в своей жизни.

Татьяна Ткачук: Анна, скажите, пожалуйста, какую роль в подобной, достаточно тяжелой ситуации, которая может, как мы сейчас слышали, вести и к депрессиям, и к бессоннице, и, вероятно, к каким-то соматическим нарушениям, играют родственники бывших супругов? Ведь часто развод вроде бы происходит без видимого их участия, но при определенной такой пассивной позиции каждой из сторон. Каждый член семьи, даже с периферии семейной драмы, все равно вносит свою лепту. Может ли случиться так, что близкие родственники усугубляют своим поведением и без того тяжелое положение при разводе?

Анна Варга: Да, бывает, конечно. И я бы тогда о двух ситуациях рассказала. Вот одна ситуация — когда, допустим, супруг или супруга не были приняты родителями другой стороны. И когда по этой ли причине, или по любой другой, развод происходит, то родственники не дают его пережить и эмоционально завершить. Я до сих пор не могу понять, как тебя угораздило? Да на что же ты потратил эти годы брака? Да как ты?.. Или почему она это делала?

Анна Варга: Она, на самом деле, этим улучшала свою жизнь. Да, это мама, она была и остается в довольно трудном браке с папой, жили они всю жизнь, она всегда считала, что брак этот неудачный — ее собственный, боялась и не могла, не считала нужным разводиться.

Брак сопровождался пьянством ее мужа. И сначала она как бы утешалась в детях своих, она как-то очень привязывала их к себе, строила очень большую эмоциональную близость с ними. Потом они выросли, и, в общем, как-то разлетелись из семейного гнезда.

И, как правило, дамы больше сожалеют об этом. В этом НО: когда маховик развода уже запущен, мужчина чаще принимает позу ожидания. «Задача этого упражнения - научиться слушать и понимать себя! В этой ситуации надо не изумить мужа чем-то новым, а вычислить те «якоря». Это другая крайность: муж, не успев подумать как следует, при первых же . Но помните, двойная жизнь в такой ситуации не может продлиться долго. Надо просто понять, в чем ты виноват перед женой и насколько ты готов Американские власти подали иск к Telegram Group Inc.

Что бы ни случилось, вас многое связывает. Вы по-прежнему испытываете друг к другу целый букет чувств, эмоциональную привязанность, привычку, и одним махом отсечь половину жизни — действительно страшно. Развод — это стресс. Каждый, вступая в брак, уверен, что это на всю жизнь и отменить решение, значит предать себя, расписаться в собственной несостоятельности. Кроме того, отношение общества к разводящимся парам весьма неоднозначно, и многие страхи — результаты устаревших предрассудков. Так как же разобраться в собственных чувствах и понять, действительно ли необходимо расстаться или можно спасти семью? Предразводное состояние — что это? Из прессы и телесериалов мы знаем, что существуют браки по расчету, фиктивные браки, заключаемые на определенный срок, однако обычные люди, коих подавляющее большинство, женятся по любви, искренне веря, что будут вместе до гробовой доски, и это правильно! Яркие чувства, время, проведенное вместе — источник общих воспоминаний, которые объединяют, дают основу дальнейшим отношениям. Но если однажды ваши дороги начали расходиться, что делать? Решение развестись не приходит внезапно.

То есть легкомысленное прошение, навеянное капризами, или необоснованное требование развода категорически не приветствуется. Таковы границы, определенные для вас Богом, не переступайте же их!

Этот выпуск мы посвящаем мужчинам, оказавшимся на грани развода. За этой шуткой стоит серьезная проблема: как ведет себя мужчина на пороге принятия такого ответственного решения. Есть две модели поведения.

Женщина за шаг до развода

A A Такой период был хоть раз в каждой семье. От развода, кажется, отделяет всего один шаг. Статистика показывает, что гораздо чаще на развод подают женщины, считая виноватыми мужчин. И, как правило, дамы больше сожалеют об этом. В этом выпуске мы с помощью специалистов даем им советы, а следующий выпуск посвятим мужчинам, оказавшимся в такой же ситуации. Прежде чем оформить развод юридически, пары проходят две критические стадии, какими бы ни были причины: 1.

Развод – до, во время и после

Внешние ссылки откроются в отдельном окне Закрыть окно Правообладатель иллюстрации Alamy В Китае появилась новая индустрия, которая помогает мужьям и женам разделять неверных супругов с их любовниками. В ход идут десятки способов, вплоть до угроз и шантажа. Клиенты таких заведений готовы выкладывать десятки тысяч долларов, лишь бы избавиться от нежелательных соперников. Женщину средних лет в черном похоронном платье из шелка и огромных несуразных солнечных очках заводят в тускло освещенный офис. Я буду называть ее Миссис Х, поскольку она не хочет раскрывать своего имени. При этом она готова рассказать о том, каково это - быть клиенткой любовного госпиталя Вэйцин, самой известной в Шанхае службы по "отваживанию любовниц". После кризиса отношения с мужем стали крепче, чем раньше, рассказывает Миссис Х тихим дрожащим голосом. Теперь у меня есть кое-что получше. Это настоящая жизнь", - произносит она с энтузиазмом, хотя смотрит при этом исключительно в пол.

Развод: тот, кто хочет сохранить семью, должен бороться до конца — Статистика разводов в настоящее время выглядит просто пугающе.

Это дорога в никуда. А ты, ничего не подозревая, сопишь себе рядом. Так случилось у К.

Men's Health. Журнал

.

Как разлучить неверного мужа с любовницей: 33 китайских способа

.

Эмоционально незавершенный развод

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Чем грозит мужчине уход из семьи?
Похожие публикации